Все когда-то начинали «в гараже»: Microsoft, Google, Тoyota

Posted on

Евгений Шевченко 10 лет работает в Carlsberg Group. За это время он возглавлял крупные организации в Латвии, Узбекистане, России и Украине. Сегодня топ-менеджер готов делиться знаниями и опытом не только внутри компании, но и вне ее. Каковы мотивы у СЕО-космополита – читайте в интервью

_DSC0061

Почему в мире, где время стало валютой, вы готовы тратить его на менторство?

Мне интересно делиться знаниями и быть полезным. Крупный бизнес важен для экономики как создатель рабочих мест и налогоплательщик. Но в любой рыночной экономике мотором является именно малый и средний бизнес. Они, с одной стороны, могут реализовать свои предпринимательские таланты, направить энергию на благое дело, с другой – помогают экономике распределять свои риски. Потому что если экономика состоит из нескольких мегакорпораций – она не устойчива. Предпринимательская энергия малого и среднего бизнеса стимулирует людей и помогает экономике развиваться.

Поэтому мое участие в проекте – пассивный и скромный вклад в трансформацию украинской экономики от олигархической модели к рыночной.

Был ли в вашей жизни подобный опыт? Какие ожидания от проекта?

Только внутри компании Carlsberg Group. У нас очень развита практика, когда любой сотрудник может выбрать более опытного коллегу в качестве ментора. В отношении представителей МСБ пока нет. Это будет что-то новое и интересное.

Я бы хотел видеть в проекте таких предпринимателей, которые с энтузиазмом относятся к своему делу и готовы слушать и перенимать мой опыт.

Предпочел бы работать с более традиционными отраслями бизнеса, возможно, это будет производство или сфера услуг. Пойду против моды стартапов, коворкингов и прочего. И это не будет IT, они сейчас на пике популярности, у них и так советчиков хватает.

Проект поднимает вопрос создания доверительной среды между бизнесами, насколько он критичен?

Проблема доверия в бизнесе – критична. А когда нет доверия – коммуникация не строится. На примере этого проекта: есть крупный бизнес – менторы, и есть малый бизнес – внимающая сторона. Доверие построится, когда между ними не будет страха конкуренции.

Проблема глубже и шире. Украинцы очень предприимчивы, энергичны, но не хотят платить налоги, потому что не доверяют государству. Увы, решить эту проблему не в моих силах. Тут важно помочь малому и среднему бизнесу стать настолько эффективным, чтобы можно было спокойно и прозрачно платить налоги.

Чему вы можете научить малый и средний бизнес?

Shevchenko _1 (1)Для меня МСБ – terra incognita. Мы их можем научить структурному управлению доходами, расходами, работе с акционерами – всему, где мы уже набили шишки.

Мы лучше видим ситуацию на рынке, у нас больше денег, которые мы вкладываем в исследования, можем делиться этим опытом. Среда, в которой работает МСБ, сейчас очень агрессивна – там остались пережитки «совка», сверх-регулирование и коррупция. Есть и макроэкономические проблемы: платежеспособный спрос и очень дорогие деньги. Финансирование ограничено и часто недоступно, кредит под 30% годовых – это за гранью добра и зла.

Каждый ли малый или средний бизнес должен становиться крупным?

Все зависит от уровня амбиций. Для кого-то предел мечтаний – бакалейный магазинчик в небольшом городке. Это безопаснее, потому что чем больше бизнес растет, тем больше коррумпированных коршунов слетается им поживиться. Но это чисто украинская специфика.

Я считаю, что любой нормальный предприниматель мечтает о росте бизнеса. Тогда он может больше зарабатывать, да и простора для реализации идей становиться больше. Все когда-то начинали «в гараже»: Microsoft, Google, Тoyota. Есть компания YKK Group, о которой мало кто знает, но она производит больше половины застежек по всему миру. А в далеком 1934 году она поштучно выпускала ткацкие станки. И Carlsberg Group тоже начинала с маленькой пивоварни в 1847 году.

Все начинали с малого, а теперь стали крупными компаниями. Конечно, все индивидуально, но я считаю, раз начал заниматься бизнесом – расти его.

Может ли конкурировать МСБ и крупный бизнес?

Если бы не мог – его бы не было. И глобальный тренд персонализации помогает МСБ быть конкурентным. Теперь потребителю хочется, чтобы все было сделано именно для него. Отсюда появились, например, «органические» продукты и крафтовое пиво. Крупные корпорации в мелких нишах не сильны, мы зарабатываем на масштабе. И наличие небольших, постоянно появляющихся и схлопывающихся ниш – это как раз питательная среда для малого и среднего бизнеса, где они себя чувствуют увереннее, чем крупный.

Каков портрет идеального бизнесмена?

Если бы я точно знал, стал бы таким. Но идеальный бизнесмен точно должен быть влюблен в свое дело, уметь заряжать своей энергией людей вокруг (потому что бизнес в одиночку не делается) и рисковать. Что касается других личностных качеств, то сколько людей – столько историй успеха.

Вы готовы сотрудничать с участниками после проекта?

Наши закупки осуществляются через прозрачную тендерную систему. Поэтому если кто-то благодаря моим советам сможет стать более эффективным и выиграет тендер, то честь ему и хвала. Мой контракт не позволяет мне заниматься частным бизнесом. Но если что-то очень заинтересует, я готов быть венчурным или портфельным инвестором как частное лицо в компании, чей бизнес никак не пересекается с нашим.