Лилия Млинарич: Средний бизнес —самая активная часть социума

Posted on

О самых больших ошибках предпринимателей и перспективах бизнеса в Украине рассказала основатель Koktebel Jazz Festival Лилия Млинарич

mlynarych_4 (1)

Почему менторство — тот формат, что вам интересен?

Мне кажется, менторство — это очень правильная форма обучения и передачи навыков в XXI  веке. В школе нас кормят знаниями, как рождественскую индюшку. А менторство — это взаимное очень уважительное отношение. Не на основе того, что один старше или умнее. Оно не предлагает готовых решений, скорее, направляет и помогает. У нас система менторства не принята. Считается, что всего нужно добиться самому, тогда можно гордиться собой. На мой взгляд, это неправильно, потому что современный мир и бизнес разнообразны, и многие нуждаются в поддержке и направлении.

Например, еще 20 лет назад не было даже такого понятия, как социальное предпринимательство, а сегодня это реальность. Люди видят целью своего бизнеса не только получение прибыли, но и решение социально-общественных задач. Те, кого у нас принято называть креативным средним классом, задумались об экологии жизни как таковой. И если у него красивый дом, он должен стоять в красивом микрорайоне, по соседству должны жить счастливые люди. Появилась совсем другая мотивация в бизнесе.

Мы приходим к тому уровню развития бизнеса, когда человек готов идти учиться, и не важно, сколько ему лет, какая у него профессия. В любом возрасте человек имеет право придумать себе новое дело. И это классно. Если в XXI веке у нас будет возможность пробовать себя не в одной, а в двух-трех-четырех профессиях, тогда мы будем считать себя успешными людьми. Мы сможем реализовать, как люди эпохи Возрождения, свои разнообразные таланты, но для этого нужен наставник.

Почему вы готовы инвестировать себя и свое время в проект CEO4U?

Любой человек — это ресурс: его опыт, знания, многочисленные проекты, общественная позиция. Мой ресурс — все вышеперечисленное. Мне интересно, чтобы разносторонних людей в стране становилось больше. Я хочу показать людям, что у них есть больше возможностей, чем они себе представляют. Ну и да, на рынке знают, что у меня легкая рука.

Были ли вы в роли наставляемого? Расскажите об этом опыте.

В 1996-1997 годах у меня была возможность общаться с человеком больших знаний и умений. Он был специалистом в развитии трубного производства, работал в той же украинской компании, что и я. Этот опыт дал мне возможность увидеть мир Украины глазами другого человека, посмотреть на свою деятельность иначе, заметить в ней много граней и понять, что можно все их реализовать, хотя, казалось бы, занимаешься только своей профессией. Кроме того, когда есть возможность обратиться к ментору и получить очень доброжелательный ответ: «Не знаю, мне надо подумать, с этим мы еще не сталкивались, но ты не волнуйся, мы обязательно придумаем, честное слово», — уходит растерянность. Если человек такого масштаба говорит, что ему надо подумать, наверное, это правильный метод, просто надо сосредоточиться, подумать и не впадать в панику.

Должны ли крупный, средний и малый бизнес конкурировать между собой?

Должна ли радуга быть одного цвета? Нет. Она потому так красива и хороша, что в ней есть все цвета.

Почему Украине так нужен малый и средний бизнес?

В условиях падения экономики это возможность ее поднять. Крупные компании сырьевой направленности обладают своей цикличностью, а МСБ, как правило, направлен на внутреннее потребление. Я с радостью наблюдаю за таким явлением, как made in Ukraine.

Кроме того, малый бизнес — это невероятная история воспитания гражданина. Человек сам берет ответственность за свою судьбу, он не может бездействовать, иначе ничего не получится. Он начинает серьезно вникать в то, как устроена экономика, общество и какие у нас принимаются законы. Он уже не может быть равнодушным, потому что его дело, жизнь, желания, мечты связаны напрямую с тем, как развивается Украина в целом. И это возможность воспитывать ответственных граждан, хороший мостик к гражданскому обществу.

Средний бизнес, по моему опыту, — наиболее активная часть социума. С одной стороны, он уже понимает, как масштабировать успех. Как правило, средний бизнес возникает из малого. Во-вторых, у таких предпринимателей уже есть понимание социальной ответственности. Ответственность за свою команду распространяется и на окружающую среду, начинают выстраиваться правильные этические нормы. Я уверена, взаимодействие бизнеса и общества возникает не в крупном бизнесе, а в среднем.

Обязательно ли малому и среднему расти до крупного?

mlynarych_5 (1)Нет. Вопрос масштаба — это вопрос личных амбиций. Очень многое необходимо делать и на локальном уровне, и это может быть вполне успешный бизнес. Конечно же, у нас любят говорить: «Кто не рискует, тот не пьет шампанское». Но мне кажется, что сейчас деятельность человека приобретает более сложную мотивацию, чем знаменитая пирамида Маслоу. Особенно эту трансформацию подчеркнуло движение дауншифтеров. Они счастливы, у меня есть много таких примеров. Что для человека самое важное? Счастье. Все понимают его по-своему и имеют на это право.

Может ли топ-менеджер крупной компании стать успешным малым предпринимателем?

Есть такое понятие, как «профессиональный сдвиг». Если ты начал свою карьеру с педагогики, будешь много разговаривать. Есть сдвиг, связанный с масштабами того, чем ты занимаешься. Это как адреналин. Это ощущение драйва, который ты получаешь, имея особые условия. Но бывает и так, что человек, уйдя из корпорации, открывает маленькую винокурню и получает от этого полный кайф. И делает это так тонко и хорошо, потому что уже многое увидел и знает. Он становится агентом изменений даже внутри этого небольшого семейного предприятия.

Какие знания и навыки крупный бизнес может дать МСБ?

Малому бизнесу часто не хватает системности, знания бизнес-процедур, которые необходимы, как гигиенические привычки: составлять внутренние аудиторские отчеты, внимательно читать все договоры. В крупном бизнесе это отработано на процедурном уровне. Нужно уметь работать в условиях конкуренции, потому что весь крупный бизнес сталкивается с конкуренцией, хотя в нем и есть монополисты.

В малом конкуренция, наверное, еще больше.

Да, но иногда она бессистемная. Например, как потребитель наблюдаю открытие сплошных винных лавок или аптек — лекарства же все равно будут покупать. И зачастую перед открытием предприниматели не изучают рынок: где ближайшая аптека, нужен ли круглосуточный режим или специализация. Или же надо развивать сервис доставки, поиска и информационную систему. В результате получается, что в одном квартале четыре аптеки, а нужного лекарства в них не найдешь.

В крупном бизнесе такое невозможно. Да, есть много минусов, например, бюрократические процедуры, которыми «больны» все корпорации. Но в бизнесе тоже есть свои «гигиенические привычки», и их нужно себе прививать.

К слову, в такие привычки больших компаний можно отлично встроиться малому бизнесу. Например, часто аудит отдается на аутсорс, или программы корпоративной социальной ответственности, или кейтеринг. Есть много ниш, и стать в них партнером — отличный шанс для малого и среднего бизнеса.

Как эти процессы-привычки адаптировать для малого и среднего бизнеса?

Я не считаю, что нужна адаптация. Я сторонник непопулярного мнения, что когда ты приходишь работать в бизнес, забудь о гендерном и возрастном равенстве. Это не трамвай. Место уступать тебе никто не обязан, соревновательность здесь — стимул. Хочешь выжить — плыви.

Готовы ли вы учредить какую-то стипендию, программу для тех, кто вас поразит?

Я готова организовать встречу с теми людьми, которые могли бы вложиться в интересный проект.

Какие идеи, направления сейчас котируются?

Мне кажется, сейчас будут активно развиваться различные образовательные сервисы. Например, индивидуальные программы обучения для детей или реформа частных садов и школ. Не хватает сервиса бебиситтеров — качественного, продуманного, с проверенными людьми. Как говорил Тоффлер, мы живем в эпоху, когда индивидуальное снова становится наиболее важным.

Но мне кажется, что украинцы настолько креативны, что они могут придумать все что угодно и смело реагировать на вызовы современного мира.

Чего вы ожидаете от этого проекта?

Появления ярких, удивительных людей в моей жизни, восхищающих меня.

А какие возможные проблемы вы видите?

Я не думала об этом. Я верю: либо человек совпадет, либо нет.

Какие качества вы ожидаете увидеть в своем «подопечном»? Опишите портрет своего идеального предпринимателя.

Идеальных вообще не бывает. Но если говорить о близости к идеалу, это человек настойчивый, рассчитывающий на собственные силы, готовый много работать, не впадающий в панику при первых же неудачах, стрессоустойчивый. Человек, у которого обязательно есть ценности.

Какие?

Общечеловеческие. Если у человека есть эти внутренние ценности, он не сможет в бизнесе обойти их.

Тогда почему бытует мнение, что в бизнесе идут по головам?

Это соревновательность, амбициозность и привычка быть первым. Это мир, в котором ты должен доказать, что ты имеешь право здесь быть. Но ты просто можешь не идти в этот мир. Если ты буддист, можешь прожить удивительную жизнь, поделиться знаниями со многими людьми, и это тоже будет миссия.

Чем вы еще готовы поделиться со своими учениками?

Я буду делиться самым важным — своим временем, заинтересованным взглядом на их проект. Я очень эмоциональна и не могу быть равнодушной. И я готова поделиться связями.

В какой перспективе вы видите развитие школы менторства в Украине?

Мне кажется, что менторство как способ вовлечения и обучения — это будущее в любой отрасли, даже в средних школах. Надо менять модель, воззрение на профессию учителя, поднимать ее престиж. Менторство — это очень много навыков. На самом деле я тоже собираюсь этому учиться, потому что совсем не умею этого.

Для вас это тоже будет своя школа?

Да, я люблю учиться, люблю новый опыт. Я считаю, что процесс обучения в XXI веке у человека продолжается всю жизнь, если он хочет жить активно в этом мире.